Лицо подтягивать не стану


   « Катя Семенова никогда не считалась секс-символом или воплощением женственности на нашей эстраде. Ее образ скорее подходит под определение «свой в доску парень», - думала я, собираясь к певице. - Что ж, тем интереснее будет побеседовать на чисто женские темы».
… Дверь мне открыла женщина-подросток в свободных джинсах и свитере и провела в комнату, сплошь заваленную игрушками-зверюшками.

- Катя, это все – подарки или вы сами покупаете игрушки?
- Я не покупаю, а освобождаю их из магазина. Тех, кого становится жалко. Всем даю имена: вот собака – Королевская Аглая, обезьяна – Мимиля, мыши Фима и Яша, овечка Даша. Правда, с ними уютнее в доме?

- Когда подруги приходят в ваш уютный дом, какие темы с ними обсуждаете?
- Уже не о чем говорить. Все подружки старинные, общаемся с детсадовского возраста. Сидим и молча пьем чай. Есть одна подруга, которая любит бегать по магазинам, она просвещает меня, что где почем. Тогда, как скажет мой муж, начинается «болтовня о кофточках». У меня есть тайная страсть – люблю магазины секонд-хэнд. Там можно найти шмотку из хорошей ткани и перешить. У меня даже для сцены есть такой переделанный наряд – юбка из черной тафты. Как-то купила платье только потому, что мне понравилась пуговица: оказалось, стоит дешевле, чем одна такая пуговица в обычном магазине.

"Мой стиль – колхозный"

- В бутиках не одеваетесь?
- Для повседневной жизни – не по карману. А для сцены нужен эксклюзивный наряд. Пусть мои костюмы простые, но таких больше ни у кого не должно быть. Этому меня научил мой бывший начальник Юрий Антонов, когда я работала в его бэк-вокале. Тогда перед нашим концертом в Театре эстрады я отдала спекулянтке свою трехмесячную зарплату за супермодный навороченный комбинезон и, гордая, выперлась в нем на сцену. Ползала сидело точно в таких же: оказалось, их в «Ядране» продавали. Антонов устроил такую взбучку!

- А какой стиль в одежде предпочитаете?
- Колхозный...

- В смысле «кантри»?
- В смысле все длинное и широкое, чтобы было просторно, не сковывало движения. Обувь не люблю вообще. То есть мне все равно: какой фасон, какой каблук. Лишь бы удобно было. Будете смеяться, пятый сезон хожу в одних и тех же сапогах. Но меня это не смущает.

- Зачем под широкой одеждой скрывать достоинства фигуры?
- Нет в ней никаких достоинств. Просто я не жирная. Моя портниха говорит, что на меня очень удобно шить – как на вешалку, никаких вытачек делать не надо. С моими широкими прямыми плечами не надо вставлять в блузы подплечники, иначе я буду похожа на степного орла с распахнутыми крылами. Как-то я рискнула выступить в юбке по колено. Опасная длина. Но на мне были смешные замшевые ботинки из комиссионки, которые отвлекали внимание от моих ног.

"То ли атеистка, то ли протестантка"

- Катя, почему у вас сережка только в одном ухе?
- Эту серьгу нашла моя подруга в троллейбусе и подарила мне. Я подержала сережку полчаса под проточной водой – так советуют снимать чужую информацию, накопленную металлом, и стала носить. Посмотрите, как она подходит к моему колечку. Где-то прочла, что женщина без маникюра не имеет права украшать пальцы бриллиантами: у меня никогда не бывает маникюра, но золотое кольцо с бриллиантом я не снимаю.

- А крестик на шее носите?
- Нет, я не религиозна. Меня не так давно крестили. Во время обряда случился казус. Мне говорят: «Поднимите юбку». Я схватилась за подол и со всего размаха закинула вверх. Оголилась. От волнения. А нужно было лишь открыть колени, чтобы их чем-то помазали.
   В церкви бываю редко. Атмосфера храма угнетает, от запаха ладана становится плохо. Церковным служителям не доверяю. Наверное, я атеистка – так уж в школе воспитали. Я верю в себя и судьбу. Когда я призналась в этом одному батюшке, он ответил: «Нет, Катя, вы – протестантка».

- К гадалкам не обращались, чтобы узнать судьбу?
- Никогда не пользовалась услугами гадалок, предсказателей и магов. Единственный раз пришлось пойти к бабке, чтобы снять сглаз. Внезапно я стала «пускать петухов» на концертах, чего никогда не бывало. Это продолжалось в течение пяти месяцев, я уже начала бояться сцены. Тогда наш семейный доктор-гомеопат посоветовала мне: «Сходи-ка ты к бабке, моей пациентке, она поможет». По приказу бабки-ясновидящей я принесла ей альбом с семейными фотографиями. Она посмотрела и указала на виновницу моего несчастья… мою подругу. Оказалось, просто надо вычислить того, кто сглазил, и все нормализуется.

"Любимый муж – и никакого разврата"

- В личной жизни судьба сюрпризы преподносит? Часто влюбляетесь?
- Впервые я влюбилась, когда мне было 18 лет. Тогда первый раз и поцеловалась. Мальчик собирался уходить в армию. Я била себя в грудь: «Люблю, буду ждать». Но он намекнул, что для того, чтобы ждать, нужно иметь близкие отношения… Я не пришла его провожать.

- А насколько были верны слухи о вашем давнем романе с Вячеславом Малежиком, с которым вместе вели передачу «Шире круг»?
-Мне приписывали романы и с Алексеем Глызиным, и с Игорем Ивановым, и с… Только потому, что пела с ними дуэтом. Я всегда отвечала честно: ничего не было. Вот Малежик обижался на меня, правдивую, и ругался: «Что ж ты такая бестолковая, надо поддерживать легенду о нашей любовной истории, чтобы у зрителей рос интерес». Почему-то считается, что артисты ведут распутный образ жизни. Но лично у меня всегда был внутренний протест против романов на стороне. Единственная моя настоящая любовь – мой муж. Миша – актер, из Киева. Мы познакомились на съемках фильма киевской киностудии. Уже восемь лет он живет со мной в Москве и до сих пор не хочет прописываться. Боится, что я могу плохо о нем подумать.

- Как у вас с супругом распределяются домашние обязанности?
- Если его показывают по телевизору, хозяйством занимаюсь я. Если меня – то он. Мишка неплохо готовит, а я не умею и не люблю. Могу есть что попало: отрезать кусок колбасы, открыть банку баклажанной икры. Когда муж просит сварить первое, я покупаю суп-письмо, то есть в пакетике. Швырну в него для важности морковки. И быстренько обед готов.

- И остается больше времени для ухода за собой: на косметические процедуры…
- Что вы, я не знаю, что такое маски, припарки. У меня есть один хороший крем для лица, ему уже два года. Вспоминаю о нем раз в месяц. Может, от него я так хорошо выгляжу (смеется). Вчера на рынке меня узнала какая-то женщина, спрашивает: «Вы – Катя Семенова?» - «Да», - отвечаю. А она мне: «В телевизоре вы гораздо симпатичнее». Гримом и косметикой пользуюсь только на сцене. Если вижу, что лицо совсем «ни в какие ворота не лезет», надеваю очки. Их у меня целая коллекция. Мне советуют сделать операцию – вырезать припухлости под глазами, которые у меня с рождения. Не хочу. У Анны Маньяни такие «пельмени» под глазами, но это не помешало ей стать мировой звездой. Никогда не стану лицо подтягивать или сиськи пришивать. Я против искусственной красоты, против насилия над природой.


Ирина Каледина
«Аргументы и факты», 2000 г.