В гостях у Екатерины Семеновой.

 

   Катя Семенова - популярная эстрадная певица, композитор, недавно отметившая 20-летие своей творческой деятельности. Как известно по публикациям журнала "ВЕС" 1992 г № 3, Е.Семенова - давний друг слабослышащих детей школы-интерната № 22. Началась эта дружба с того, что школьникам одного класса нравились ее песни, они посещали ее концерты (по тем временам билеты стоили очень дешево), посылали поздравительные открытки от школы-интерната для слабослышащих… А один раз в день ее рождения решили лично поздравить ее: цветы принесли, подарок. Она не оставила без внимания это и вскоре появилась в школе. Помогала материально и морально. Общение со звездой помогло по-новому взглянуть на мир, на отношение слышащих к неслышащим. Она помогла просто взглянуть на себя со стороны. Е. Семенова стала постоянной гостьей школы, приглашали ее на разные мероприятия, которые проводились в школе и за ее пределами, в частности и на фестиваль "Надежда" во Дворце молодежи (90 г)…
   Этот фестиваль детского творчества детей-инвалидов и сирот проходит уже 12 год. И наверно мало кто знает, почему вдруг I фестиваль "Надежда" (90 г), проходивший тогда во Дворце молодежи переехал в ГЦКЗ "Россия" и стал транслироваться по телевидению, и какое отношение к этому фестивалю имеет Е.Семенова. Имея с Екатериной Леонидовной хорошие отношения еще с того времени, когда училась в школе № 22, а впоследствии и пытавшая спеть вместе с ней на фестивале "Надежда" (91 г), у меня возникла идея встретиться с певицей и взять у нее интервью.

- Екатерина Леонидовна, расскажите, пожалуйста, как Вы узнали о фестивале "Надежда"?
- Я впервые появилась у Вас в интернате, когда получила поздравительную открытку и прочитала: "школа -интернат №22 для слабослышащих детей". А через несколько дней позвонила в школу и приехала, потом я попала на фестиваль "Надежда" во Дворце молодёжи. У меня было шоковое состояние от того, что я увидела: очень мало зрителей, и все было до такой степени не празднично. После этого у меня была такая обида в душе… Я прекрасно понимаю любых людей, которые выходят на сцену, а тем более людей с какими-то недостатками, всё равно с какими. Они ведь долго готовятся к этому выступлению, и когда они выходят на сцену и не получают никакой зрительской отдачи, то очень обидно. Я, конечно, была там многим удивлена, восхищена, потрясена, когда девочка с ДЦП делала сложный пластический номер. Впечатлений было, конечно, море и таких очень непростых. У меня просто была огромная обида за то, что ваш труд как-то не оценили, считали ненужным что ли, как бы развлечением для вас. И я безумно рада, что потом получилось так, что до сих пор идёт фестиваль. И как мне кажется больше сейчас праздник, чем был раньше.

- Сколько лет идет фестиваль? 12 лет. А 10 лет - будет "Надежде" как она идёт уже для зрителей в "России".
А как получилось, что из Дворца молодежи фестиваль переехал в ГКЦЗ "Россия" и приобрел телевизионную известность?

- Я даже не помню, с кем я разговаривала… В общем, какая-то группа людей решила, что это надо сделать для вас большим и настоящим праздником, и то, что прошло во дворце молодёжи это в принципе не правильно. На самом деле в начале этого фестиваля принимали участие очень много людей, начиная от педагогов, заканчивая Правительством Москвы. А всех этих технических подробностей не знаю. Я в тот момент делала то, что меня просили: привезти что-то, чем-то помочь, я была такой же участницей, как и вы.
   С концертным залом "Россия" я думаю, что министерство образования договаривалось с Мэрией. А телевидение… Было время, когда я снималась в передаче М.А.Митрофанова - режиссёра телевизионной передачи "Таланты и поклонники" (он работал тогда в детской редакции) - и рассказала ему о фестивале, его это заинтересовало… Я, честно говоря, многих деталей уже не помню. Помню объявление в газете, когда на первый фестиваль в "России" мы приглашали всех бесплатно на концерт, чтобы приносили подарки… Несмотря на то, что в стране в это время был сплошной, извиняюсь за такое выражение, "геморрой" на первом фестивале был переаншлаг, не знали, куда людей рассадить.

- Да, эти дни я запомнила на всю жизнь. И мне, как участнице фестиваля с 91 - 96 гг., кажется, что "Надежда" 91, 92 года был намного интереснее, душевнее и теплее, чем в последующие годы.
- Нет, почему… Первые годы, люди, которые с вами стали работать на фестивале, просто искренне по-человечески старались сделать лучше, чем они могут, потому что очень хотели всем ребятам сделать действительно настоящий праздник. А, как известно, человек ко всему привыкает. В последующие годы все ребята, которые принимали участие в этом фестивале, они стали просто участниками "Надежды". И совершенно уже наплевать есть ли у него отклонения в физическом или умственном развитии или нет, он в данном случае артист. Это больше превратилось просто в обыкновенную работу. Дети знают, что должен быть этот фестиваль, он должен пройти хорошо. Для вас это как работа, вот такая работа - фестиваль "Надежда". Без него уже никак. Мы ведь тоже выходим на сцену, работаем. Для многих людей, которые не могут принимать участия в этом фестивале, конечно, это даёт импульс какого-то действия.

- До того, как вы поближе познакомились со слабослышащими детьми в школе, Вы сталкивались с неслышащими людьми?
- Да. В глубокой молодости я лежала больше года в больнице с туберкулезом, и со мной в палате лежала женщина, абсолютно глухонемая. А так как мы в палате провели вместе больше года, я хочу сказать, - у нас не было никакого особого взаимоотношения. Просто надо было приноровиться общаться. У неё была дочка, которая нормально слышала, нормально разговаривала, и она меня там чему-то поучила. Но в принципе мы совершенно нормально общались. У меня нет никакого комплекса.

- Екатерина Леонидовна, что Вы чувствуете, когда видите людей с недостатками слуха?
- Вот так конкретно я ответить не могу. Не могу сказать, что там какая-то жалость, или там ещё что-то. У нас очень много людей, которые слышат и видят хорошо, но это не делает их совершенно нормальными. Я, оказывается, многие годы была слабовидящей и к этому привыкла. В принципе, я выхожу на сцену и никто меня не жалеет за то, что у меня 40% зрения. В этом случае нельзя давить на жалость. Есть люди, которые смертельно больны. Вот их можно пожалеть. Вот мы с тобой сидим и нормально разговариваем, я не чувствую, что я разговариваю не с таким человеком, как я сама. И думаю, что ты тоже этого не чувствуешь. Поэтому, вот эту жалость надо, как резиночкой, стирать. А у нас иногда жалость направляется не туда куда надо. Помощь… Да. Понимание… Да. Но ни в коем случае ни слёзы, сопли или крики: "Ай! Я не могу…"
   Похожая в данном случае история с нами произошла в Канаде на Олимпийских играх на 88 году. Там, не знаю почему, но если ты приходишь в магазин и показываешь свой российский (советский тогда) паспорт, тебе делают скидку. Ха-ха-ха… Понимаешь, вот это подобная наша ситуация. Ведь почему к нам так относились, Советский Союз тогда же был сильной страной… Мы сначала вроде бы возрадовались. Но вся наша делегация (насколько я помню, так как мы всегда были вместе) никогда не показывала свои паспорта, и даже старались не говорить. Мы лучше прикидывались там вообще неговорящими. Потому что нам было очень неловко.

- Екатерина Леонидовна, расскажите о своих творческих планах.
- Я так в принципе ничего не планирую, как жизнь показывает, что чем больше напланируешь, тем хуже получается. Я сижу сейчас дома в основном, пишу музыку к песням для многих исполнителей, ну, немножко для себя. Пишу и для Юлиана, и для Ксении Георгеади, и для Алены Апиной, и для Лолиты, и для Светы Лазаревой и др. Мне сейчас это стало интереснее, чем выходить на сцену. Сам процесс написания для меня стал важнее и интересным, не только важнее, на самом деле этот процесс мне ничего не приносит. Ха-ха-ха… никаких доходов. Просто здесь невозможно остановиться. Но, если человеку хочется, то не в чём не должен себе отказывать. Я сейчас читаю книгу очень интересную, где рассказывается о том, что можно прожить 300 лет, а у нас жизнь, к сожалению не такая продолжительная… Поэтому нельзя себе отказывать от каких-то маленьких удовольствий. Вот для меня сейчас удовольствие читать книги. А так хотела бы, в принципе, подзаработать…

- Многие спрашивают, почему Вы так редко выступаете?
- Я не выступаю не потому, что сама отказалась от работы, нет, - просто так сложилось, что сейчас очень много артистов, которые более интересные для публики. Сейчас немножко бизнес изменился и от меня теперь ничего не зависит. Но я ни в коем случае не сижу, "локти не кусаю", не страдаю, не переживаю… И если раньше скучала по сцене, то сейчас у меня этого чувства нет. Я просто понимаю, что пока у меня такая полоса, и пока у меня есть место для другого творчества. Это надо легко принимать, ведь от этого никуда не денешься. Это огромная честь, что обо мне спрашивают, не забыли меня.
   Мне не очень хочется жаловаться, так как на собственном опыте убедилась, что всякие штуки в жизни происходят, и жаловаться тут не к чему. Я люблю дома подружке поплакаться, и не выношу, когда это всё выносится на широкое обсуждение. Поэтому считаю, что каждый человек должен знать, что всегда плохо не бывает. У любого - даже самого богатого, самого знаменитого - обязательно бывают какие-то там взлёты - падения. Это неизбежно в любой жизни: гладко в жизни не бывает. Поэтому вам я желаю просто конкретно наплевать на людей, которые кидаются вас жалеть. Вам нужно просто не обращать на них внимания и относится к ним как к ущербным людям. Вот и всё! Потому что у меня много разнообразных знакомых, но, к сожалению, есть знакомые, с которыми не хочется общаться, я и не общаюсь. Но они есть, с этим ничего не поделаешь. Надо научиться вычёркивать, что ли, это для себя. Вот просто нет их и всё. Но мало ли, что в Гвинее происходит, у нас тут своя жизнь.
   И обязательно надо верить в хорошее. Есть у нас такая черта, что мы иногда чего-то очень ждём. Вот, например, говорим себе, "у меня обязательно через 3 недели наступит хорошая полоса". А она не наступает через 3 недели, а наступает через 6 недель, и все три недели, которые ещё не наступили, ты начинаешь просто себя самоуничтожать.  Оказывается ничего ждать не надо. Конечно, надо двигаться по направлению к свету, но так тупо сидеть и ждать это просто себя обмануть. Как некоторые говорят, что наши мысли материальны: о чём подумаешь - то и будет. В связи с этим я думаю, что надо думать только о хорошем, и стараться, если не можешь помогать другим, то, хотя бы им не вредить. Вот тогда будет все отлично.

- Что бы Вы хотели пожелать читателям нашего журнала?
- Желаю то, чего бы пожелала прежде всего себе, своим близким, своим друзьям: я бы пожелала здоровья, удачи, большого терпенья и мира, которого нам сейчас так не хватает. Счастья вам!

Интервью брала Н.Осянова
13.11.2001г.