Программа "Кумиры"

 

   Не зря испытание "медными трубами" стоит в одном ряду с испытанием стихией. Противостоять славе так же трудно, как, например, огню. Но слава приходит не к каждому и, тем более странно, что, сделав свой выбор, эта капризная особа иногда ошибается адресом. Катя Семенова в один прекрасный день решила стать певицей, хотя вроде бы, к этому никаких предпосылок не было.

Семенова: Я не поддаюсь обучению: я не умею плавать, я не умею кататься на коньках, я не умею ездить на велосипеде, я не, да я ничего не умею, вот что мне природа дала - всё! Моя учительница по музыке Евгения Александровна Штайнберг, она все время говорила: "Когда этот крокодил закончит музыкальную школу…", у нее какая-то странная была формулировка, но я помню ее всю жизнь: "Когда этот крокодил закончит музыкальную школу, я приду к памятнику Пушкина, напьюсь как свинья и пусть меня забирают в милицию, несмотря на то, что я заслуженный педагог".

   Удивительно, как могла девочка, в талант которой не верил ни один педагог, так легко подняться на эстрадный Олимп? Более того, у Кати Семеновой не было ни богатых покровителей, ни расчетливых менеджеров. Очевидно, безумную популярность Екатерине просто подарила судьба. Но, если верить словам певицы, ей этот подарок был не нужен.

Семенова: У меня как-то все довольно легко происходило по поводу карьеры, я ее не хотела. Петь - это одно дело, но чтоб машину на руках носили - это совсем другое, и если кто-то к этому рвется, то … нарвется и получит свое. Это ужасно, это страшно: когда тебя в туалет милиция водит, провожает, когда там машина, в которую ты садишься, не может ехать по причине того, что у нее проколоты колеса, не потому что плохая, а потому что просто хотят на тебя посмотреть, когда людей разгоняют этими пожарными машинами, чтоб ты просто по стадиону могла пройти со сцены в гримерную. Я очень люблю петь, я очень люблю писать музыку, но практика показала, что я выбрала не ту профессию, это не для меня. В общем можно быть кем угодно, можно быть там популярной, знаменитой, известной, звездой, полузвездой там, продвинутой - любой, вот, профессия артиста предполагает, но мне кажется - это мое личное мнение, в идеале просто стать любимой.

   На пике популярности Катя Семенова исчезла из виду. Было много версий - почему. Трудно разобраться, где именно правда, но, возможно она действительно, выбирая между жестоким миром шоу-бизнеса и простой человеческой любовью, отдала предпочтение любви, которой недополучила в детстве. Цепь печальных событий в жизни маленькой Кати началась с того, что отец был не рад ее появлению на свет. И, может не случайно, вышло так, что несколько лет спустя, день рождения дочери стал для него роковым.

Семенова: Папа безумно любил мою сестру Людку, а когда мама забеременела, он хотел мальчика, и уже сразу дал имя Федя. И когда я, наконец, 7 января родилась, он ходил по нашему родному Измайлову, пьяный, все время пил с друзьями и всем встречным говорил: "Человек родился, но не тот". Мы недолго вместе прожили, потому что когда мне было 6 лет, он умер. С утра пораньше, перед тем как, значит, пойти на работу, он зашел в лабораторию отметить мой день рождения и выпил древесного спирта из неподписанной колбы. Вот, в общем - сколько мне лет-то - 34 года у нас совпадает день рождения и день смерти папы.

   А через пять лет после смерти отца не стало и мамы. От детского дома Катю спасла старшая сестра. В 25 лет Люда Семенова взвалила на свои плечи не только воспитание двух собственных детей, но и Кати. А будущей звезде в 11 лет пришлось забыть, что она еще ребенок. В пять утра, Катя вставала и шла на работу - мыть подъезды, а потом переодевалась и бежала в школу.

Семенова: Когда я осталась без родителей, я пришла, значит, в класс и учительница сказала: "Так, дети, внимание, у Кати Семеновой вчера умерла мама, теперь мы все должны ее жалеть". И дети, значит, стали меня жалеть, как с цепи сорвавшись, т.е. не сами дети, а их родители. И когда там девочке дают там два персика в школу и говорят: "Значит, один скушаешь сама, другой отдашь Кате Семеновой в связи с тем-то и тем-то". Дети сначала отдавали, потом тихо стали меня ненавидеть просто, ну чего вдруг, с чего бы отдавать Кате последний там кусок шоколадного печенья. А Катя догадалась, что двойки мне не ставят, тройки мне не ставят, чего-то я буду учиться, кормить меня - все кормят. И поэтому как-то я просто, наслаиваясь на тот прошлый свой характер до того как, в общем, я как-то рассудила, довольно видимо, как я сейчас понимаю, по-взрослому, что меня уже никто не смеет обидеть.

   Конечно, можно понять взрослых, которые сочувствовали девочке, рано ставшей сиротой. Как можно понять и ребенка, который этим сочувствием пользовался. Но ни внимание посторонних, ни, тем более, пятерки в дневнике и шоколадные печенья не могут компенсировать той боли, которую Екатерина Семенова несет через всю жизнь.

Семенова: Я ненавижу ходить на кладбище, потому что у меня там, в одной ограде лежит мама, папа и сестра. Я не понимаю, почему? Мне все время, хотя я уже тетка взрослая, я все это понимаю, но мне дикостью кажется, когда девушка в моем возрасте говорит там: "Мне надо там к маме заехать, не дай бог еще к бабушке". Я думаю, как это может быть, откуда это, наверное, древние какие-то старухи там сидят, хотя я знаю мам своих подружек, бабушек знаю, но все равно, вот, у меня это как-то уже вот так, отрезалось. Чувство несправедливости. До сих пор меня не оставляет. Многие люди говорят, что человек не должен так себя вести, т.е. ну как себя вести, вот он не должен так думать, он не должен обижаться там, на Бога или я не знаю на кого. Если так случилось, значит, так надо было. А вот я все время хочу знать, кому это надо было, кому надо было маленького ребенка оставлять одного. Так же как, я считаю, что - я же не одна такая, таких детей завались было, и сейчас есть - вот кому они плохо чего сделали эти дети, поэтому естественно, что чувство обиды у меня, со мной всегда.

   Говорят, что, если жизнь обделяет человека в одном, то в чем-то другом ему воздается сполна. Никому не известная Катя Семенова работала секретарем в ветеринарной лечебнице. Делала подшивки газет. И однажды увидела, что "Комсомольская правда" объявила конкурс на лучшее исполнение советской песни. Отправила кассету.  И так, практически не прилагая усилий, вышла в финал. Но тут возникло препятствие - она не успела записать песню для решающего выступления. Неизвестно, как сложилась бы судьба певицы, если бы не парадоксальный случай - на лестнице о Катю споткнулся популярный исполнитель Юрий Антонов.

Семенова: Я сидела на ступеньках, значит, между третьим и вторым этажом, и шел Юрий Антонов, живой. У меня, конечно, это приступ головокружение, но я, тем не менее, я понимала, что что-то надо делать, потому что у всех есть песни, а у меня нет. Я его схватила за штаны и сказала: "Дайте мне, пожалуйста, песню". Он, значит, дернул так ногой, и ушел, спустился вниз, а там же, ну масса народу, который занимается конкурсом, и он спросил: "Что за сумасшедшая там сидит?" Мне говорят: "О". Ему говорят: "Это как раз, ой, как хорошо, что вы здесь, Юрий Михайлович, вот ей нужна песня, это вот наша финалистка". И он дал мне песню. Да, совершенно бесплатно, я потом у него еще два года на подпевках пела.

   Катя работала в ансамбле "Девчата", у Юрия Антонова, в Москонцерте, в Брянской филармонии, потом в Росконцерте. Как-то удивительно легко строилась карьера, в руки стекались огромные по тем временам суммы денег, как-то навязчиво разрасталась слава. Судьба явно пыталась компенсировать то, что отняла в детстве.

Семенова: Я за концерт, т.к. у меня была ставка высшей категории 12 рублей, я получала 24 рубля за сольный концерт. Я действительно привозила в авоськах деньги просто, имея ставку, это не то, чтобы там вот. Потом начались эти коммерческие концерты, это я к ним уже не успела. А просто было настолько много концертов, что денег было действительно очень много. Но дело в том, что с ними тогда делать-то было нечего с этими деньгами. Ну что, ну я приехала с гастролей и заработала себе на три машины, ну что, мне три машины пойти купить, и что я на них, родео устраивать?

   Вместе с популярностью всегда приходят завистники и враги. Дамы, делившие с Катей сцену, не принимали ее всерьез. Они прочили молодой девчонке короткую жизнь на эстраде. Некоторые считали, что Семенова - певица для ПТУ, а многие видели в ней лишь подделку под примадонну - Аллу Пугачеву.

Семенова: Единственное, когда я работала под нее, это было конкретно, сознательно, когда я пыталась спеть песню "Беда" максимально похоже для конкурса на кассете, я же не понимала, что я делаю, вообще. То есть мне объявили конкурс на лучшее исполнение, а я, значит, как на конкурс пародистов собралась. Я очень долго достигала похожести, но так и ничего не вышло, потому что я же в домашних условиях писалась: ни тебе ревера, ни тебе чего, просто вот на кассетах. Но я над этим сильно не задумывалась, отправила. А потом знаете что, потом это уже стало сильно доставать, потому что ну, как сказать, ну вот, было в одной газете написано, что у популярной нынче Кати Семеновой ничего своего нет: "Голос не свой, прическа не своя, лицо не свое, репертуар не свой, даже походка и та не своя". Я полдня перед зеркалом выхаживала, думала, а как мне ходить вообще.

   Я хорошо помню образ Кати Семеновой на пике популярности. Трудно поверить в то, что схожесть с Аллой Борисовной исходит исключительно от общности природных данных, но, может, это и так. Только вот ожидать, что Пугачева положительно отреагирует на появление похожей на нее молоденькой певицы, тоже было нельзя. Такая уж слава была у королевы советской эстрады.
   В конце 80-х вспыхивало много звезд. Валентина Легкоступова, Жанна Агузарова, Наталья Гулькина, Алиса Мон и так далее. Они появлялись и как-то быстро исчезали. А молва приписывала их закат всемогуществу Аллы Пугачевой. Кто знает, то ли примадонна железной хваткой удерживала свою позицию, то ли действительно равных ей так и не появилось…

Семенова: У Аллы Борисовны есть изумительное совершенно выражение: "Я никому никогда не помогаю, но и никому никогда и не мешаю". Конечно, про дружбу никакую там речи быть не могло, но то, что всегда очень ровные и какие-то уважительные отношения-то, она ко мне очень нормально относится. Вот в 99 году, я считаю, что это нормальный, абсолютно человеческий поступок, она увидела по телевизору в программе "Музыкальный ринг", и она почему-то не постеснялась мне об этом сказать по телефону, что ей очень понравилось, как я там работала. И просто, говорит, ну я не знаю, ты не хочешь сняться у меня в Рождественских встречах, вот просто так. Да. Вот просто так, хотя реакция других артистов была довольно смешная: "О, привет, а ты чего здесь делаешь?" Чего …, ну кто угодно тут можно, но ты-то чего тут делаешь?

   Так что, вопреки устоявшемуся мнению, Катя всячески отрицает причастность Пугачевой к закату ее карьеры. Она утверждает, что просто устала. Наступил момент, когда бесконечные концерты закрутились перед ней калейдоскопом, она начала терять ощущение реальности. Это уже не было творчеством, это превратилось в насилие над собой. Слава сыграла с Катей Семеновой злую шутку - вместо ожидаемого блага, она принесла надлом.

Семенова: Я ощущала себя полным вот просто ничем. Потому что, может быть, это моя была уже внутренняя усталость, потому что бывали такие заскоки, что, допустим, я спела, спела, но то, что там поешь и мысль постоянная: мне кажется, что я сегодня уже это пела. Ну а как же ты сегодня это уже не пела, если у тебя уже было 3-4 концерта. А бывало вообще, просто вот, спела концерт, да, пришла и ну переодеваться, балетные сидят: "Ты куда?". Я говорю: "Я в гостиницу", "А?" Я говорю: "Куда, девочки?" Они говорят: "Катя, еще два концерта". "А… а". У меня несколько раз такое было, но вот этот случай я очень хорошо помню. Это было в Грозном, в филармонии, сольные мои концерты. И вот тоже как чёс просто, вот, как киносеансы эти концерты, и помню, что ведущий говорит: "Для вас поет там, Катя Семенова". Я так … на сцену, и чего-то я вот так вот повернулась к музыкантам и говорю: "Все, - я говорю, - я больше не могу". Это еще первую песню не спела. Они трынькают, значит, говорят: "Ты чего с ума сошла? Давай". Я говорю: "Я не могу больше". И вот так в зал поворачиваюсь, чего-то там спою, спою, и прям, ну, т.е. я даже вида не могла подать, что мне здесь нравится, я просто извергала какие-то звуки.

   Может и хорошо, что Катя ушла со сцены именно тогда - на закате социализма. Не по ее характеру работать в условиях рынка. Она твердо убеждена, что популярность для певицы - не самоцель. Это работа, за которую она должна получать деньги, но не вкладывать. Она не понимает, как это можно выделять бюджет на собственную раскрутку. Платить за выход клипа в эфир. Но ведь сейчас иначе невозможно.
.
Семенова: Я помню, что одна очень известная редакторша мне, значит, дала намек, что вот приедешь на съемку - у меня закончились французские духи. Я купила, как сейчас помню, духи "Пуазон", которые мне были тогда доступны. Приперла этот "Пуазон", и это было в 99 гримерной. Я сидела, гримировалась, она вошла, я говорю: "Я вам принесла духи". И она вдруг сказала: "Ой, а я такие не очень люблю." Я сказала: "Ну и, слава богу", взяла и убрала назад все. Вот это была моя первая и последняя взятка в жизни за эфир, больше никогда. Знаете что, я понимаю, что сейчас рынок, базар, все это, я все понимаю, но вот у меня такая профессия. Ну почему я за свою профессию, мало того, что сейчас за нее почти что не получаю денег, чего-то я за нее еще должна платить за эту свою профессию.

   Шоу-бизнес живет по своим правилам. Ведь это некий мираж, скопище мыльных пузырей. Популярность современных звезд держится на выдуманных легендах. Если тебя начали забывать - надо срочно запустить в прессу какой-нибудь скандальчик. Пусть где-нибудь напишут, что ты купил на нетрудовые доходы домик в Майами или подозреваешься в тайном романе. Кате Семеновой много раз предлагали вернуться на сцену таким вот способом.   Можно было, например, реанимировать старые забытые слухи про любовную связь с Вячеславом Малежиком. Когда они вместе вели программу "Шире круг", он сам в рекламных целях поддерживал этот миф.

Семенова: Мы с ним виделись только на съемках, это очень смешно, но он со всех ног старался, значит, сделать вид, что у нас роман, он хватал меня там за разные места на сцене, чтобы люди видели. Вот, а виделись мы только на съемках, и Таня однажды рассказывала, его жена, она говорит, ну достали, ну, во-первых, там мне кто-то звонит там из незнакомых: "Здравствуйте, можно там Славу попросить, а Катю можно". И у них такая же история. Танька говорит, однажды просто уже ну не выдержала, открываю дверь, стоит какая-то дама, причем нормальная дама, говорит: "Здравствуйте, а Слава дома?" Она говорит: "Нет, Славы нет". Она говорит, сначала-то нормально, "А Катя?", Татьяна говорит, я сейчас тебе такую Катю покажу.

   Тогда Катя была замужем, за музыкантом. У них рос сын. Но этот брак не сложился. И в этом Катя опять же винит работу.

Семенова: Сначала это был вроде как нормальный брак, вот, а потом может быть, я совершила некую ошибку: он музыкант и себе работал там, себе работал в разных коллективах, и, наверное, ошибка была в том, что мы решили вместе работать. Ну, у нас с первым мужем не очень как-то все задалось, вот по причине совместной работы постоянной, и, в общем как-то оно висело несколько лет, вот развод, он просто, висел несколько лет. Но у нас же принято было, опять же благодаря этим волшебным вашим штучкам, вот сделали из нас идеальную пару эстрадную. Везде снимали там, кино документальное, не документальное, вот, а потом я снималась в художественном кино и познакомилась там со своим будущим, теперешним мужем. Но дело в том, что сначала это было просто ну, я думаю, что это была любовь, но такая вот идиотская. Идиотская, потому что когда человеку 31 год, и три месяца ходить за руку и то, как поется в песне: "Слегка соприкоснувшись рукавами".

   Катя Семенова снялась в трех фильмах: "Оплачено заранее", "Одна на миллион" и "Хищники". Вторым ее мужем стал актер, работавший с ней на одной съемочной площадке. Но, когда их любовь только зарождалась, Катя пережила развод. Сына, Ваню, решили поселить на нейтральной территории - у бабушки по отцовской линии. Вначале все было очень сложно. Катя призналась нам, что ни бывший муж, ни его родственники с ней поначалу не общались.

Семенова: Я оставила семью, мужа, и я поняла, что вот мне значительно важнее, я извиняюсь, конечно, за грубое слово, ну вот чтоб любовь была, это значительно важнее, я с 91 года, извиняюсь с 92 года, я стала наконец-то сама собой, нормальным человеком. Ни этой идиоткой, которая идет там от гостиницы до концертного зала 30 метров, а рядом идет охрана, от кого охраняет, никто не знает, но так положено. Вот. И все, я просто решила, что вот, вот это для меня значительно важнее: песни - это прелестно, песни - это хорошо, но я, для меня самое важное теперь мой дом, моя семья, и я в него, я в этот дом хочу все время. А сейчас, вот мы 10, почти 10 лет вместе, нам ну не скучно это, у нас какие-то там шутки, прибаутки, мы друг другу чего-то рассказываем там, над чем-то там хихикаем, я не говорю, что у нас семья дебилов, и мы все время хихикаем, но просто нам вместе не скучно.

   Сейчас Катя откровенно признается, что она - домохозяйка. И, кажется, это именно то, что ей действительно было нужно - стать любимой и хранить домашний очаг. Для того, чтобы добиться этого простого человеческого счастья, Кате Семеновой пришлось пережить много трагедий и пройти через горнило Славы. Но ведь это замечательно, когда путь, каким бы трудным и извилистым он ни был, приводит к заветной цели.

Семенова: Я жалею о каких-то вещах, но они происходили независимо совершенно от меня, и я бы ничего не смогла сделать, поэтому - нет. Да у меня, мне кажется, такая очень, может быть, я льстю себе, но мне кажется, что у меня такая хорошая жизнь, вот хорошая, и может быть даже и счастливая. Она, скорее всего счастливая, но мы же не признаемся себе в этом, нам же всегда чего-то там мало…

Телекомпания Останкино
06.03.2002г.