Здравствуйте, я ваша Катя!


«Ведем себя прекрасно!» - строго и предупреждающе говорит певица и композитор Катя Семенова перед началом нашего разговора у нее дома. Обращается, конечно, не ко мне – к двум юрким, беспокойным таксам, которые живут в ее обыкновенной московской однокомнатной квартире. Сразу признаюсь Кате в том, что являюсь давним поклонником ее «штучного» таланта. Разговор с ней вообще лучше смотреть или слушать – бумага, к сожалению, не передает всех интонаций…

- Что композитор Семенова должна увидеть в стихах, чтобы придумать к ним музыку?
- Для меня на самом деле стихи всегда важнее, потому что я «пою слова». К последнему своему диску я, кстати, несколько текстов сама написала. Хотя, говорят, мое чувство юмора… мало кто понимает. И кроме меня эти песни никто исполнить не может. Клара Новикова как-то взяла у меня песню «Блестка», но ей не разрешили ее петь в «Аншлаге». Сказали: это только Катя...

- А многие поют Ваши песни?
- Это все «волнами», периодами. После своего юбилейного концерта (он прошел в январе, ибо на Рождество Екатерине стукнуло ровно полста – прим. авт.) я плюхнулась за «станок», и сразу написала вещей семь. Подзарядилась так от сцены. А потом вообще не подходила к инструменту. Материала у меня лежит огромное количество. «В столе» уже места не хватает. Есть, конечно, друзья, им готова дарить…

- Кто они?
- Друзей много. И, слава Богу, они никакого отношения не имеют к шоу-бизнесу. По школе, с детства, коллеги-собачники. Я только с Апиной постоянно на контакте. Хотя она меня раньше очень боялась. Мое творчество ее мало волнует, и ее творчество меня тоже. У нас все держится на чисто человеческих отношениях, пусть я иногда пишу для нее… Я никогда не принимала участия во всех этих «дружественных хороводах» на сборных концертах. Приехала, спела и уехала. Не потому что какая-то особенная, просто кроме пения у меня какая-то своя жизнь происходила.

- Правда, что Вы принципиально не выступаете перед жующей ресторанной публикой?
- Сейчас перестала. Могу спеть в виде исключения перед друзьями и знакомыми. Мое последнее выступление «перед столами» было несколько лет назад накануне Нового года. Мне тогда сказали, что это концерт. Движение в Москве в те дни было парализовано, случился какой-то коллапс, и все артисты передвигались на метро. Вышла из метро. Холод собачий. Я с костюмом. Понимаю, что опаздываю. Вся накрашенная – терпеть не могу этого на улице. И стоит троллейбус с открытыми дверями, женщина-водитель… в костюме Снегурочки. Я влетела, и она, видя, что я опаздываю, разметая машины, доставила меня на концерт… Просто я не могу прилично сказать (изображает – прим. авт.): «Дорогие друзья, вы не могли бы положить вилки и ложки?» Я начинаю всех «строить». И, как выяснилось, не могу сдержаться, если вкусно пахнет.

- То есть, когда Апина говорила, что раньше вас боялась, то это было не зря? Маленькая, хрупкая Семенова 80-90-х, собирающая стадионы, в окружении огромной «свиты»…
- Я сама не противная. Она просто этого не знала. Когда я впервые приехала к ней домой много лет назад, чтобы предложить песню, поначалу сама думала, что она «бука». Ходит, брови хмурит. А потом поняла… После 17-й чашки чая она мне рассказала. Как я шла на концерт в окружении толпы народа. У нее тогда сложилось впечатление, что это какого-то огромного быка вели на корриду. И его лучше не трогать…

- А потом устали и решили уйти со сцены?
- И не жалею. Еще в 19 лет заняла первое место на конкурсе «Золотой камертон». Потом группа «Девчата», подпевки у Антонова. А после – сразу сольная карьера. Когда начала много работать, мне было года 22. Некогда было задуматься, что происходит. Думала только тогда, когда пела на стадионе. А мысли были странные: «Неужели им это нравится?!» Потом у меня появились проблемы с голосом. Голос стал просаживаться, был даже паралич связок. Когда работа превращается в постоянный страх, это напрягает. Решила: а хорошо бы петь только тогда, когда мне правда этого хочется.

- По поводу юмора. Смотрю программу «Приют комедиантов» со Швыдким исключительно потому, что там есть Катя…
- А меня, знаете, сколько из нее вырезают? Потому что меня заткнуть невозможно. У меня, честно говоря, там есть своя задача. Никто мне ее не ставил, но все знают, что я ее выполняю. Если идет какое-то затухание разговора, то во всей красе выхожу я. Этого, конечно, показывать нельзя. Но зато кто-то цепляется за мои слова, и общение начинается снова. Правда, я никогда не позволяю себе в эфире рассказать о ком-то без разрешения. Лучше про себя что-нибудь привру. Это у меня с давних пор. Человеческая этика.

- А чувство юмора Вам от кого досталось?
- Может, и от родителей, я знаю, что они были замечательные. Но я уже очень давно без них. Практически с детства… Многие люди вообще живут и культивируют в себе какие-то «чувства». Кто-то считает себя талантливым, кто-то – красивым, или думает, что «есть чувство юмора». На самом деле это как прилив. Я иногда в компании сижу самая печальная и молчаливая.

- Видел Вас около дома в окружении «собачников»…
- Мы все вместе. «Центровой» я быть не люблю. Это некая ответственность на самом деле. Сегодня вот ехала на телевидение, и мне попался такой водитель неразговорчивый. Хорошо, что у меня голова болела – я тоже не разговаривала. Потому что если водитель едет и молчит, мне почему-то кажется, что я должна его развлекать. Начинаю «тарахтеть», и мы расстаемся друзьями. Но вот сегодня я, наконец-то, поняла, что так не надо. Почему я должна развлекать всех вокруг? Мне так хорошо ехалось молча. Правда, наверное, первый раз в жизни.

- Давно завели свою первую таксу?
- В 1993 году появился «старший» Сема. Прожил он, к сожалению, недолго – 12,5 лет. Нам в голову не могло прийти, что он может чем-то заболеть… Это у нас второе поколение.

- Почему снова таксы?
- Все кинологические исследования говорят о том, что такса является самой непредсказуемой и агрессивной собачкой. Она такова на самом деле - хороша только для хозяев. Зато очень умная – способна анализировать свои действия на охоте. Но для меня лучше собак нет. Они такие прекрасные, что мне иногда думается: я их люблю, потому что сама такая прекрасная…

- Вас называли «человеком, сделавшим сам себя». Никому не известная девочка вдруг победила в эстрадном конкурсе…
- В мою молодость кто хотел, тот и оставался на эстраде. Это потом, когда появились бандиты и олигархи, все бросились подыскивать мужей среди них. В наше время этого не было. (Смеется) Только если Брежнев, но он был занят тогда… Мне вообще много чего не нравится сейчас на эстраде и профессионально, и человечески. Я не люблю смотреть концерты. Мне ничего нового там не показывают. Понимаю, что вкладываются большие деньги, что их надо «отбивать». Но все же нехорошо навязывать одних и тех же артистов. Страна то огромная! Получается игра «пятнашки» - выковырнуть нельзя, поэтому фишки туда-сюда переставляют. Вот программа «Субботний вечер»: такое ощущение, что это на «Мосфильме» павильон, куда привезли артистов, дали им еды, и замуровали. Нет, я не про себя говорю - мне туда не надо. Я даже отказалась как-то, потому что мне предложили спеть что-то очень старое. А зачем? Ну, давайте, выйдет такая “тетя” Семенова, и еще про гнома запоет?! С другой стороны, театрально-музыкальные вузы каждый год выпускают много талантливых людей. Им говорят: денег нет – и до свидания…

- Какую музыку слушаете?
- Никакую, чтоб не заимствовать. Или ту, которой нет у меня «в крови» - импортную, которую не примеряю на себя. Я люблю нашу эстраду, для меня это органично. Мой жанр – «советская песня», но я никогда, слава Богу, не относилась к поп-исполнителям. Всегда свято верю в то, что делаю. Может быть, поэтому и есть уважение со стороны каких-то других музыкантов. Я сама люблю людей, которые стараются на сцене не врать…

- А с другими «искусствами» отношения развиваются?
- Вчера читала сказку для детского радио. Я играла злую няню, которая не любит детей. И, если представить меня актрисой, то я точно не Анна Каренина. Не героиня. Несмотря на годы, я характерная комическая старуха.

- А Ваша главная роль в кино какой была?
- В комедии «Оплачено заранее». Что там комического, кроме того, что я падала с кровати? Съемкам благодарна за то, что познакомилась с мужем (актер Михаил Церишенко - прим. авт.). Актрисой себя никогда не считала.

- Но многие западные певицы очень хорошо состоялись в кино…
- У нас несколько другая страна. Я никогда не ругаю Россию, а если бы ругала, до давно «свинтила» отсюда. Я люблю и Москву, и свое Измайлово. Почему в России не приживаются мюзиклы? Потому что это «не наше».

- Ваш муж тоже человек творческий. Что-то советуете друг другу?
- Если мы хотим вместе жить, то лучше этого не делать… Театр «Кривое зеркало», на самом деле, не основная его работа. И потом, что им дали, то они и читают там.

- Часто Ваши песни звучали так, будто они «про Вас». «Жизнь кружила», «Все хорошо», «Это только мое»…
- Это просто себе такие песни с разными названиями. А каждый пусть сам придумывает, что хочет… Многие вещи я вообще слышала, только когда пела в студии, потом забыла.

- В Интернет выходите, как теперь многие звезды?
- Многие говорят, что у меня прекрасный сайт. Но я реально боюсь заглядывать туда, чтобы не прочитать какую-нибудь гадость. Безумно всем благодарна, кто меня помнит, но Интернет – не моя стихия. Для меня компьютер – другая планета. Я очень консервативный человек. Даже «демо» новых песен скидываю исполнителям на аудиокассеты. Я, конечно, ничего не отрицаю нового. Не отрицаю чужого мнения. Однако не люблю, когда мне чего-то навязывают. Даже когда в студии говорят – «давай новые звучки попробуем». Да они же каждую неделю появляются! Лучше приведите мне струнный квартет – моднее все равно ничего не будет.

- Профессиональная мечта есть?
- Много лет мечтаю иметь кабинетный рояль. Но тут негде его поставить, поэтому несбыточно… Недавно вот записала песню «Темная ночь» ко Дню победы, давно хотела. Правда, великая вещь! Тогда вообще были песни замечательные. Понятно, что это гениальная «отмазка» для любого композитора – мол, все великое уже написано до нас. Но это правда…

- А это те самые игрушки, которые Вы собираете? (Комната действительно наполнена «мягким зверьем» - прим. авт.)
- Люблю выбирать игрушки в секонд-хэндах. Есть у меня смешная семья свиней. Собирала клоунов, ангелов, сов, бегемотов. Есть мохнатая лягушка. Пришло же кому-то в голову сшить ее из меха?! Если бы территория позволяла, вообще ужас был бы…

- Прошел Ваш 50-летний юбилей, рубеж. Что-то изменилось в жизни?
- Ничего. Мне муж бриллиантовое колье подарил. Я 7 января ходила по дому в трениках и бриллиантовом колье. И на концерте меня это больше всего волновало, блестит оно или нет… Если хотите совсем честно, хочется иногда выйти на сцену, тряхнуть стариной. Жаль, конечно, что на юбилей было мало рекламы. Нет, не растяжки с моей фамилией, потому что если человек за рулем увидит их, он и разбиться может. Многие считают, что если я еще и жива, то мне уже лет 90… Я, правда, волновалась, что народ не придет, но, когда вышла на сцену, мне уже было все равно. Я просто радовалась как идиотка, в том числе оттого, что на первой песне не расплакалась от волнения и счастья…

Александр ФИЛАТОВ
Общероссийская газета для семейного чтения "Дыхание земли" №29 от 27.07.2011г.